Книга Владимира Антонова "БОГ ГОВОРИТ. Учебник религии"

Главная > Книги > Бог говорит. Учебник религии > "Внутренний огонь" — Карлос Кастанеда

Заказать книгу
"БОГ ГОВОРИТ. Учебник религии" >>>

Содержание

Дао-дэ-цзин

Бхагавадгита с комментариями и приложением

Три аспекта Учения Кришны

Приложение по теме Махабхараты

Так говорил Будда

Комментарии В.Максимова к "Алмазной сутре"

"Тантрический мистицизм тибета" — Джон Блофельд

"Пещеры древних народов" — Лобзанг Рампа

Учение Иисуса Христа

Евангелие от Филиппа

Евангелие Иисуса Христа эпохи Водолея

Книга Иисуса

Вступительная статья к книге: М.Экхарт "Проповеди и рассуждения" — М.В.Сабашникова

"Горчичное зерно" — Раджниш

"Оранжевая книга" — Раджниш

Коран и Сунна

"Пророк. Совершенство. Последнее бодрствование. Душа" — Джебран Халиль Джебран

"Семь долин. Четыре долины" — Бахаулла

"Учение суфиев" — Хазрат Инайят Хан

Агни-йога

"Научные лечащие утверждения" — Йогананда

"Все тайны" — Артур Кларк

Учение Хуана Матуса

"Учение дона Хуана: путь знания индейцев племени яки" — Карлос Кастанеда

"Иная реальность. Продолжение разговоров с доном Хуаном" — Карлос Кастанеда

"Путешествие в Икстлан. Последние уроки дона Хуана" — Карлос Кастанеда

"Беседы о силе" — Карлос Кастанеда

"Второе кольцо силы" — Карлос Кастанеда

"Дар Орла" — Карлос Кастанеда

"Внутренний огонь" — Карлос Кастанеда

"Сила безмолвия" — Карлос Кастанеда

Комментарии Карлоса Кастанеды

Путь Воина (стихотворение Светланы Кравцовой)

Духовные беседы

"Жизнь и любовь после смерти" — Дэвид Хайат

Религия сикхов

Египетские мистерии

"Путешествие в сакральный Египет" — Поль Брантон

"Посвящение" — Элизабет Хейч

Учение Бабаджи

Бабаджи непостижимый

Сатья Саи

Жизнь Бхагавана Шри Сатья Саи Бабы

"Сатья Саи. Святой и... психиатр" — Самуэль Сандвайс

"Мой Господь и я" — Джон Хислоп

"Сандеха ниварини — разрешение сомнений" — Сатья Саи Баба

"Поучения" — Сатья Саи Баба

"Према вахини — поток святой любви" — Сатья Саи Баба

Благовестие Саи Бабы

"Потоки нектара Сатья Саи" — Шудха Адитья

"Беседы с Бхагаваном Шри Сатья Саи Бабой" — Джон С.Хислоп

"Джнана вахини — поток божественной мудрости" — Сатья Саи

"Йога действия" — Сатья Саи

"Сатья Саи Баба — воплощение Любви" — П.Мейсон, Р.Ленг

Сатья Саи Гита. Путь к самореализации и освобождению в этом веке

Чего хочет от нас Бог (обобщающие комментарии)

Послесловие

Литература

 

"Внутренний огонь" [90] — Карлос Кастанеда

Чувство собственной важности — наш злейший враг. Подумай об этом: нас ослабляет ощущение собственной оскорблённости со стороны наших собратьев. Чувство собственной важности заставляет нас большую часть жизни быть обиженными кем-то. Без этого чувства мы неуязвимы.

Безупречность — это ни что иное, как правильное использование энергии. Чтобы понять это, ты должен сам запасти достаточно энергии. Воины ведут стратегический список, они перечисляют всё, что делают, а затем решают, что из перечисленного следует изменить, чтобы создать... усиление своей энергии. Список включает только те виды поведения, которые не являются существенными для нашего выживания и благополучия. Чувство собственной важности фигурирует как деятельность, поглощающая наибольшее количество энергии. Действия по перераспределению энергии ведут к безупречности.

Мы знаем, что ничто так не закаляет характер воина, как вызов взаимодействовать с невыносимыми людьми, наделёнными властью. Только при этих условиях воины могут приобрести ту трезвость, безмятежность, какие необходимы, чтобы выстоять.

Терпение — это бесстрастное ожидание. Ни спешки, ни тревоги, просто поддержание того, что должно.

Степень осознанности каждого отдельного чувствующего существа зависит от степени того, насколько оно способно позволить "эманациям в Великом" нести его.

Третье внимание достигается тогда, когда свет сознания обращается во Внутренний Огонь — сияние, возжигающее не одну только полосу, а все эманации... внутри человеческого кокона.

Видящие, преднамеренно достигающие полного сознания, — это зрелище для богов, это — момент, когда они горят изнутри: Внутренний Огонь пожирает их, и тогда в полном сознании они сливаются с "эманациями в Великом" и ускользают в Вечность.

Воины готовят себя к тому, чтобы сознавать, а полное сознание приходит к ним только тогда, когда в них совершенно не остаётся чувства самодовольства: только когда они — ничто, они становятся всем.

Свет сознания расширяется и усиливается, когда эманации внутри кокона настраиваются на "эманации в Великом".

То, что называется ключом ко всему, — это знание, что Земля является чувствующим существом, и, как таковая, может дать воину мощный толчок — импульс, идущий от Сознания самой Земли, в то мгновение, когда эманации внутри кокона воина настраиваются на соответствующие эманации внутри кокона Земли. Ну, а поскольку и Земля, и человек — чувствующие существа, их эманации совпадают, или лучше сказать, у Земли есть все эманации, присутствующие в человеке и во всех чувствующих существах, — органических и неорганических.

Когда точка сборки переходит некоторый критический предел, то результат всегда одинаков для всякого человека. Методики этого движения могут быть самыми различными, а результаты всегда одинаковы: точка сборки собирает другие миры с помощью толчка Земли. Скорость толчка растворит всё в тебе. Под его воздействием мы становимся ничем. Та скорость и индивидуальное существование несовместимы.

Хенаро был в пяти или шести футах передо мной. Внезапно его формы размылись, и в одно мгновение он улетел, как пух по ветру. "Хенаро отделился от нас силой восприятия, — спокойно сказал дон Xуан. — Когда точка сборки собирает мир, этот мир — полный. Сознание Земли может дать нам толчок настроить другие... диапазоны эманаций, и сила этой новой настройки заставляет исчезнуть этот мир. Этот мир исчезает, как дуновение, когда новая полная настройка заставляет нас воспринять другой полный в себе мир".

... Воины живут рядом со смертью, и из того знания, что смерть — с ними, они извлекают мужество для любой встречи.

(Пять атрибутов воина): контроль, дисциплина, терпение, своевременность и воля. Они принадлежат миру воина, борющегося с ощущением собственной важности. Шестой элемент — возможно, наиболее важный из всех; он относится к внешнему миру и называется мелочным тираном. Мелочный тиран — это мучитель. Это — кто-нибудь, либо имеющий власть распоряжаться жизнью и смертью воина, либо досаждающий ему смертельно.

Четыре (первых) атрибута — это всё, что необходимо для взаимодействия с худшим из мелочных тиранов. Мой благодетель любил повторять, что воин, напоровшийся на мелочного тирана, — счастливец. Мы знаем, что ничто так не закаляет характер воина, как вызов взаимодействовать с невыносимыми людьми, наделёнными властью.

Великолепным ингредиентом в жизни совершенного видящего является мелочный тиран с неограниченными полномочиями.

Понимая природу человека, видящие были способны придти к неоспоримому выводу, что, если они смогут справиться с собой перед лицом мелочных тиранов, то они будут в силах безупречно встретиться с неведомым, а затем выстоять даже в присутствии непостижимого. Реакция среднего человека будет той, что порядок этого построения следует обратить. Но это — не так, хотя видящий, способный справиться с собой в присутствии неведомого, конечно, встретит мелочного тирана должным образом. Я сказал ему, что, по моему мнению, тираны могут сделать свои жертвы либо беспомощными, либо такими же скотами, как они сами. Он остановил меня: "Они — жертвы, а не воины".

(Мой мелочный тиран) — ничто по сравнению с настоящими чудовищами, с которыми встретились новые видящие во времена Конкисты. По всем указаниям, те видящие осуществляли с ними даже непристойные сделки. Они доказали, что даже наихудшие тираны могут привести в восторг при условии, что ты сам — воин.

Ошибка, которую совершают обычные люди при встрече с мелочными тиранами, состоит в том, что они не имеют стратегии отступления. Фатальный дефект заключается в том, что средние люди принимают себя слишком серьёзно. Их действия и чувства, так же как и у мелочных тиранов, всепоглощающи. Воины же не только имеют хорошо продуманную стратегию, но и, к тому же, свободны от чувства собственной важности. Их ощущение собственной важности уничтожается тем, что они поняли: реальность — это та интерпретация, которую мы даём. Это знание — их решительное преимущество.

Он был убежден в том, я смогу победить надсмотрщика, используя лишь осознание того, что мелочные тираны принимают себя слишком серьёзно, а воины — нет.

У меня была соответствующая экипировка для борьбы с ним: у меня были контроль, дисциплина, терпение и своевременность. Мой контроль позволял мне выполнять самые идиотские требования этого человека. Что действительно истощает нас в таких ситуациях, так это вздохи и ахи от чувства собственной важности. Каждый, у кого есть хоть на йоту гордости, будет разорван на части ощущением своего ничтожества. Я же весело делал всё, что он от меня требовал. Я был радостен и полон сил и совсем не беспокоился ни о своей гордости, ни о своём страхе. Я был там как безукоризненный воин: настройка духа, когда кто-то тебя попирает, называется контролем.

Стратегия моего благодетеля требовала вместо того, чтобы чувствовать огорчение за себя, как было у меня раньше, приступить немедленно к работе, составляя карту сильных сторон тирана, его слабостей и причуд. Два других атрибута воина: терпение и своевременность, которыми я ещё не обладал, автоматически содержались в стратегии моего благодетеля.

Терпение — это бесстрастное ожидание: ни спешки, ни тревоги — просто поддержание того, что должно.

Своевременность — это качество, которое управляет освобождением всего, что подготовлено. Контроль, дисциплина и терпение подобны дамбе, за которой всё собрано. Своевременность — шлюз этой дамбы.

Ни разу я не пожалел себя и не заплакал от чувства оскорбленного достоинства. Я был весел и безмятежен. И я ни разу не пожелал смерти этому человеку.

Терпение означает удержание в себе того, о чём воин знает, что это справедливо. Это не значит, что воин ходит вокруг, строя злобные интриги или планируя свести старые счёты. Когда воин обрёл контроль, дисциплину и своевременность, тогда терпение означает oжидание того, что должно произойти с тем, кто этого заслуживает.

Новые видящие использовали мелочных тиранов не только для того, чтобы освободиться от чувства собственной важности, но и для исполнения очень сложного маневра — выведения себя из этого мира. Быть побеждённым... — не смертельно, но разрушительно. Воин, скончавшийся под действием мелюзгового тиранчика, раздавлен в буквальном смысле своим собственным поражением и непригодностью. Действовать в гневе, без контроля и дисциплины — это означает потерпеть поражение.

Не огорчайся за бедных индейцев яки, — подумай обо всем человечестве. А относительно индейцев яки я могу сказать, что они — из счастливейших: они подавлены и благодаря этому некоторые из них, в конце концов, могут выйти победителями, а угнетатели, мелочные тираны, подавившие их, не имеют ни одного шанса, даже в аду.

... Наше знакомство с воспринимаемым нами миром принуждает нас верить, что мы окружены предметами, существующими сами-по-себе и независимо, то есть так, как мы их воспринимаем. Но, в действительности, нет мира предметов, а есть вселенная эманаций.

Есть достаточно безумцев, становящихся видящими, — видящими, полными слабостей, или, лучше сказать, людей со слабостями, оказавшихся способными стать видящими.

Наши дефекты остаются с нами даже тогда, когда мы становимся видящими.

... (Олли не могут убить нас), но они могут запугать нас до смерти... Их привлекают эмоции. Животный страх — вот что влечёт их больше всего. Он освобождает род энергии, подходящий для них. Их внутренние эманации сплачиваются животным страхом. Олли наслаждаются животным страхом больше, чем чем-либо ещё.

... Некоторые географические области не только помогают случайным движениям точки сборки, но также избирают особое направление этого сдвига.

... Задача перенастройки всех эманаций пролагает дорогу особому манёвру возжигания всех этих эманаций внутри кокона. Мне удалось возжечь все эти эманации внутри кокона, и мы можем уйти в любое время.

... Любой воин может успешно действовать по отношению к людям при условии, что он сдвинет свою точку сборки в положение, когда уже безразлично, любят его люди, не любят или игнорируют.

Положение точки сборки диктует то, как мы ведём себя и что мы чувствуем.

Когда видящие сдвигают свою точку сборки, они встречаются не с иллюзией — они встречаются с другим миром. Этот другой мир настолько же реален, как и тот, который мы видим сейчас.

В процессе подготовки точка сборки воинов сдвигается в наибольшее возможное число мест.

Единственная сила, которая может временно отменить настройку, это намерение. Тебе придётся ликвидировать настройку, которая удерживает тебя на восприятии мира повседневных действий. Вызывая намерение перевести точку сборки в новую позицию и намеренно удерживая её там достаточно долго, ты соберёшь другой мир и исчезнешь из этого.

Решение состоит не просто в том, чтобы выбрать другой мир, где умереть, но в избрании полного сознания, полной свободы.

Собирать другие миры — это не только вопрос практики, но и вопрос намерения. И это — не просто впрыгивание и выпрыгивание из этих миров, как на резиновой ленте. Понимаешь, видящий должен быть смелым: если ты разбил барьер восприятия, то ты вовсе не обязан вернуться в то же самое место этого мира...

По существу, мы — точки сборки, фиксированные в некоторой позиции.

Он уверил меня, что вхождение в третье внимание — это дар, он похож на награду за достижения.

 
 
[Главная] [Монтажная пена, Все для кондитера] [Контакты] [Книги]