Книга Владимира Антонова "Как познаётся Бог"

Главная > Книги > Как познаётся Бог > "Страшный оскал смерти"

Заказать книгу
"Как познаётся Бог. Автобиография учёного, изучавшего Бога." >>>

Содержание

Прежние жизни и начало этой

Научная работа в медицине и биологии.Подготовка

Научные исследования

Аутоидентификация сексуальная

Аутоидентификация видовая и импринтинг

Регуляция репродуктивной функции

"Музей" экспонатов людей-уродов

Начало духовного пути. Целительство

О методах целительства

Женщина-медиум

Ступень православия

Зарождение духовной школы

"Полёт семян одуванчика"

О работе с растениями

"Места силы"

"Камни силы"

Психосоматика

Законы духовного развития

Раджа- и буддхи-йога — их место в Эволюции

О медитации

О любви

Шизофреники и другие

Женщины

Души "мелкие" и "большие"

Мои ошибки

Расплата

"Страшный оскал смерти"

Причины наших бед

Новое благословение

Многомерность пространства

Судьба и покаяние

Смысл жизни

Человек не есть тело

Зачем Богу было нужно убийство меня? Бог и дьявол

Добро и зло

Монашество

Дэвид Копперфильд

О магии

Как придти к Совершенству

Атман и Параматман

Низшее "я" и высшее "Я"

У меня было только одно на уме

Улыбки Божественных Учителей

Книги

Наши Учителя

Напутствие Сатья Саи

Мы вам поможем

Послесловие

Литература

Книги автора в переводах на иностранные языки

 

"Страшный оскал смерти"

Вместо меня тогда покинула земное тело моя мама.

В первый раз у неё остановилось сердце, когда она насмотрелась на искалеченное ни за что тело сына. Мне тогда удалось дать ей силы выжить.

Но её здоровье оказалось надломленным, и она начала угасать.

... Бог тогда загодя вдруг неожиданно сказал мне:

— Я намерен вскоре показать тебе страшный оскал смерти...

Я не понял, подумал на себя и стал ждать...

Но умирала она. Умирала без боли и прочих страданий, с осознанием того, что уходит, без сожаления об этом, ибо была хорошо подготовлена мной через мои же книги. Раза три она писала мне прощальные записки с благодарностью за заботу.

Но меня она извела!

Около месяца мне и соседям по коммуналке приходилось прятать от неё даже спички, потому что её обращение с огнём стало совсем неадекватным.

Потом она уже не вставала с постели, но всё время звала меня: ей чудилось, что к ней пришли гости, надо одеваться, стол накрывать...

Потом пропал всякий контроль за функциями тела, она этого не замечала...

... Я взял всю заботу только на себя и до, и после её смерти.

И урну с прахом её тела нёс пешком из крематория на кладбище в сумке на плече — тоже один. Я это ощущал как символическое отдавание ей своего сыновьего долга: она тоже когда-то носила на руках моё маленькое тельце.

... Что Бог хотел сказать мне той фразой о “страшном оскале смерти”? Ведь внешне выглядело, будто она уходила совсем неплохо: другие умирают несравненно страшней.

Но я Его хорошо понял. Он хотел, чтобы я принял следующее решение: умирать ТАК я ни за что не хочу. Этим Он как бы ещё раз меня “подстегнул”: иди быстрей, пусть для тебя будет ещё более дорога Полная Победа!

* * *

На моих глазах долго приближалась к смерти другая старушка. Ей начинало казаться, что её родственники хотят лишить её туалетной бумаги. И она накапливала её под подушкой, под матрасом... Её внимание на протяжении всей жизни было сосредоточено лишь на жратве. Теперь — на фекальной тематике.

Потом она и впрямь уже почти всегда не успевала добежать до унитаза. Потом эту затею и вовсе оставила...

* * *

Сатья Саи [25] говорит:

— У каждого человека есть две главных вехи на жизненном пути: Бог и смерть тела.

Но большинство людей не желает об этом слышать, думать и знать.

В Петербурге сейчас больше четверти людей умирает от рака.

А ведь этого вполне можно было бы каждому такому страдальцу избежать.

Но они проживают жизни, как несмышлёные дети: работой считают болтание ногами, сидя на стуле, да игры в мячик...

И ведь не только смерть тела нас поджидает. Но многих — и немощная старость, старческий маразм. Тогда рассеивается даже то немногое, что мы успели накопить за эту земную жизнь в душе.

* * *

Вполне взрослый сын на кухне, как всегда, разогревает себе обед. Подходит сзади старушка-мать:

— Что ты собираешься делать?

— Обедать.

— Скажи громче! Ведь ты знаешь: я плохо слышу!

— Обедать!

— Неужели ты не можешь ответить на вопрос твоей матери громко и внятно... Так, чтобы можно было понять?...

— Обедать!!!

— Как ты смеешь так орать на свою старую и больную мать???!!!

* * *

И ещё по телевизору видел однажды сцену из какого-то спектакля:

Заботливый мужчина привозит свою старенькую маму в деревню к своему старшему брату.

— А это, мама, — твой старший сын.

— Да? А как его зовут?

— Степан.

— Степан?... Какая странная фамилия...

* * *

... Но можно тотально победить смерть, научившись дематериализовывать своё тело. О механизме этого явления сообщал Иисус Христос через “Книгу Иисуса” [40], а сейчас демонстрирует эту возможность нам с исчерпывающей убедительностью Дэвид Копперфильд.

 
 

[Главная] [Монтажная пена, Все для кондитера] [Контакты] [Книги] [Магазин]